21:18 

Исполнение №6

Orige
3 111 слов. Англия. Тема: Маскарад.
Автор попросил вставить вот эту ссылку в пост для справки: www.avataram.ru/mythology/mythology.html

– Опять Англия? – капризно осведомилась Наследница, поглаживая своего баргеста за ухом. – Но мы были там четыре года назад! – Она старательно подула на свечу, заставляя ее погаснуть. Рассматривать больше было нечего; до утра оставалась пара часов; до сборов – и того больше; а в ловушки на дороге к замку, как ей доложили сегодня вечером, снова попались авари.
– Да, но в прошлый раз мы кое-что потеряли там, – ответила ее мать, оглаживая темные волосы. – Теперь ты пойдешь одна. Купер устраивает маскарад, и никто не заметит, что с твоим лицом.
– Но зачем? – Дочь изящно, одной ножкой оттолкнула от себя баргеста и свернулась клубком на кровати. – И там опять будут эти авари… Неужели ты хочешь, чтобы я прикасалась своими руками к этим чудищам? Они и так приходят ко мне во сне; я прямо чувствую их душащие лапищи.
– Если ты сделаешь то, о чем я попрошу, – царственно произнесла императрица, – то никогда больше не станешь задумываться о них.
Наследница нахмурилась, размышляя. Затем решила, что это выгодная сделка.
– С одним условием, – заявила она в конце концов, – со мной пойдет мой баргест.
***
По залу спешно развешивали подходящие случаю украшения, снимали картины и устанавливали новые, более искусно выполненные. Хозяин поместья, стоявший на самом верху лестницы, наблюдал за этим с явным удовольствием и потирал руки, предвкушая поток людей, который в скором времени устремится в этот зал, чьи окна выходили на спокойное озеро. Купер никогда не доверял приготовления к празднику кому-то другом у и всегда следил за всеми работами сами. На берегу уже сложили гору фейерверков. Он любил восхищать своих гостей всевозможными новыми развлечениями.
– Господин, – прозвучало слева. Купер повернул голову и выразительно приподнял брови, разглядывая недавно нанятую девушку. Она устраивала его абсолютно всем, за исключением внешности. Несмотря на толстый слой краски на лице, на коже отчетливо проступали шрамы, и Купер даже спрашивать не хотел, где она их умудрилась получить. Просто она, эта Алексис, понравилась его приемному сыну.
– Что? – отозвался, наконец, Купер.
– Эван хотел бы увидеть вас, – произнесла девушка, склонив голову. Хозяин качнул головой.
– Передай ему, что я приду, как только кончатся все приготовления. А еще спроси у него, не собирается ли он выйти в зал? Нет, так нет; но чтоб тогда он не сбежал ночью из дома.
Алексис еле заметно вздрогнула и кивнула. Купер отошел обратно к перилам. Он был уверен, что девушка напрямую причастна к побегам Эвана, несносного мальчишки, из дома. Но, в самом деле, из ребенка мог выйти толк. Пусть учиться справляться с жизнью самостоятельно. Главное, чтоб он и близко не подходил к озеру, скрывающему ту жизнь, с которой совладать сможет далеко не каждый…
***
– Гест, – позвала Наследница, с трудом выбираясь из ила. Озеро позади нее все еще шло кругами, и Наследница с досадой подумала, что забыла создать иллюзию спокойствия. Впрочем, было уже поздно: какой-то молодой шатен уже указывал на озеро и что-то с жаром объяснял своей спутнице. Та смущенно прикрывала лицо ладонью, а в глазах светился неприкрытый интерес. Наследница обратила внимание на яркие губы девушки и облизнулась.
Баргест вылез из озера всего в нескольких шагах от нее.
– Я хочу, чтобы ты стал девушкой вот с такими же губами! – приказала Наследница. Черный пес недовольно воззрился на нее и послушно превратился.
– Я назову тебя Леоной, – мечтательно протянула хозяйка. – Держи меч, отважная воительница.
Баргест издал странный звук, что-то между фырканьем и лаем.
– Лучше притворись немым, – поморщилась Наследница.
– Подождите, – неожиданно сказал баргест. Его голос был похож на лязганье цепей. – В доме не один авари.
– Собрались всей компанией, проказники. – В ответ на это Баргест только вздохнул. Он и не ждал после своих слов увидеть на лице Наследницы хотя бы настороженность. После победы в Северных Горах, несмотря на то, что она стоила девушке половины лица, Наследница совершенно забыла о всяческих опасностях, подстерегающих молодую принцессу.
– Говорят, авари привели сюда свою армию и даже призвали на помощь кого-то более сильного, – добавил Гест, отряхиваясь. В женском обличье, да еще в платье, он выглядел непривычно, но Наследница была уверена, что еще буквально пара минут – и баргест вживется в роль. Секунду она, улыбаясь, разглядывала своего слугу-пса, затем тряхнула головой:
– Я напущу на них муравьиных львов! Одевай маску, и пошли, Гест.

В зале было шумно. Лица половины собравшихся уже раскраснелись от выпитого. С высоких подмостков на бал-маскарад взирал сам хозяин – Купер. Взглянув на него, Наследница опять расплылась в улыбке.
– Леона, дорогая, – проворковала она, – не составишь ли ты мне компанию? Я очень хотела бы поздороваться с хозяином.
Баргест, поправив маску, кивнул. Они вместе, держась под руки, подошли к подмосткам. Купер, завидев Наследницу, вздрогнул и с мрачной решимостью скрестил руки на груди.
– Чудесный вечер, мистер Купер, – сказала Наследница.
– Рад встрече, Леа, – сдержанно ответил Купер. Он не забыл, как в прошлый раз Наследница пришла сюда в платье из лунных нитей, какие могут делать только мары, и привела с собой двух юношей. Каково же было удивление хозяина, когда перед тем, как отправиться на улицу смотреть фейерверки, он зашел в свою гардеробную за шубой и обнаружил там сжавшегося в углу мальчика. Незваный гость умолял его позволить остаться, и Купер дал свое согласие, решив, что из мальчишки может выйти толк. Тем более, что других наследников у Купера не было.
Оказалось, мальчишка был скрыт под личиной взрослого юноши чарами императрицы мар. А еще: по какой-то причине он был нужен Наследнице и ее матери.
Поразмыслив, Купер решил, что, раз скрывал мальчика четыре года, то сможет сделать это и сейчас. Дождавшись, пока Леа и ее спутница отойдут, он отдал приказ первому же слуге – ни в коем случае не позволять Эвану выйти из своей спальни. Еще года три назад он бы без раздумий выдал мальчика Наследнице, но теперь… изменилось ли что-то? Возможно, дело в том, что контракт с авари будет куда выгодней. А возможно, что мальчишку просто жаль.

Наследница спустилась в зал и огляделась. Она чувствовала терпкий аромат авари, который не могли перебить даже ее собственные духи. Гест тенью следовал за своей госпожой, не говоря и слова. А она блуждала в толпе, выискивая знакомые лица. Она даже потанцевала с каким-то восторженным юнцом и отошла к столу с напитками.
– Эта маска ужасно щиплется, – пожаловалась Наследница. Гест сочувственно покивал, помня о приказе хранить молчание.
И тут он почувствовал, что принцесса напряглась. Она смотрела куда-то вбок, где стояла группка оживленно разговаривающих молодых людей.
– Омэн, – прошипела Наследница, разом меняясь в лице. – Я думала, его давно уже загрызли муравьиные львы.
Гест проследил за ее взглядом и увидел авари среди группы людей. Чары на него были наложены блестяще, явно потрудился кто-то из великих мастеров авари. Удивительно, что госпожа вообще почувствовала его. Гест подавил желание спросить, кто это, а Наследница не стала пояснять. Она лишь пару секунд побуравила юношу взглядом, затем отвернулась и произнесла тихо:
– Действуй по плану, Гест.
«Леона» тут же почти громко объявила о своем желании «попудрить носик» и начала пробираться сквозь толпу, удаляясь от Леа. Зайдя в укромный уголок за лестницей, Гест принял обличие слуги в темном одеянии и поспешил наверх. Принюхиваясь, он пошел по второму этажу, стараясь не попасться никому на глаза. Мальчишки нигде не было. Задумавшись, зачем он так понадобился императрице, он не услышал шороха позади себя. Шею оплела удавка, сдавила горло. Гест, захрипев, задергался.
– Ну вот, псинка, ты и попалась, – удовлетворенно сказал женский голос. Гест, не выдержав, принял свое истинное обличие – черного пса, – и попытался, извернувшись, укусить незнакомую девушку за руку. В нос ударил резкий запах авари.
– Алексис, – позвал какой-то мальчик, выглядывая из-за двери, – что ты делаешь?
– Да вот, забежала какая-то дворняга, – через силу улыбнулась ему авари. – Иди в комнату, я сейчас вернусь.
– Оставь ее, – добродушно улыбнулся мальчик. Гест через силу вдохнул и ошалел от пряного, теплого аромата Света, хлынувшего сквозь него. В секунду ему стало понятно, почему императрица разыскивает мальчишку.
– Бродячая собака может принести в дом болезнь, – наставительно сказала эта Алексис. Гест умоляюще заскулил.
– Ну пожалуйста, Алексис, – сказал Эван. – Он совсем не опасный.
Авари обернулась Эвану, пытаясь что-то ему объяснить. Воспользовавшись ситуацией, Гест осторожно воззвал к своей хозяйке, умоляя помочь. Авари могла бы засечь его мысли, но она была занята мальчишкой. Наконец Эван, кивнув, скрылся в спальне, и Алексис повернулась к Гесту. Его судьба была решена – и тут от лестницы послышался крайне недовольный голос:
– И кто тут обижает мою собачку?
Наследница, сорвавшая с лица маску, стояла в начале коридора, сжимая в руке меч мар, ранее скрытый чарами. Под ее ногами хрустнул муляж глаза, и жуткая пустая глазница воззрилась на Алексис. Гест за спиной авари кивнул хозяйке на дверь – мол, Эван там. Наследница еле заметно кивнула и вновь обернулась к авари. Та оскалилась, обнажив острые и какие-то круглые зубы, напоминающие тщательно заточенные колья.
– Ведите себя прилично, – скривилась Наследница, – ваше поведение противоречит нормам прислуги. Разрешите, я пройду, а то моя собачка уже корчится от недостатка воздуха.
– Это не просто собака, – выплюнула авари, – а баргест, разведение которых запрещено даже страной мар.
– Ну, моя мама дала мне разрешение, – поигрывая мечом, пожала плечами Наследница и сделала крошечный шаг вперед.
– Я не дам Вам пройти. – Алексис загородила собой дверь в комнату Эвана.
– Поверьте, ваш драгоценный воспитанник мне и не нужен, – хмыкнула мара и, подойдя к Гесту, перерезала путы. Они распались, а между ними оказалась пустота. На лице Алексис отразился ужас, и она, молниеносно развернувшись, бросилась в комнату. Окно было распахнуто настежь, и Эван отсутствовал.
– Негодный мальчишка и раньше часто убегал, – покачала головой Наследница, – но чтобы так нагло… Следите за Эваном лучше, так же как и за своей магией. Я ведь действительно испугалась за моего баргеста.
– Это ваш проклятый баргест украл Эвана, – прохрипела Алексис. – Ничего, Омэн догонит его.
– Но Эван к тому времени уже будет в нашем царстве, – улыбнулась Наследница, неожиданно сделав выпад вперед. Авари уклонилась легко, хрупкими на первый взгляд руками обхватила лезвие.
– Это ты зря, – осудила Наследница, нажав чуть сильнее, и почувствовала, наконец, аромат крови, капающей на пол. Алексис, должно быть, ослабла за год службы мальчишке. И это при таком-то брате!
Она успела уклониться от пришедшегося наискось удара меча, но, не удержавшись на ногах, упала. Наследница довольно улыбнулась.
– Жаль, конечно, марать кинжал, но ради благого дела…
После яда, которым баргест предусмотрительно смазал кинжал своей госпожи, не восстановится даже тело авари.
А Наследнице пора возвращаться, около озера ее ждет баргест. Прикрыв дверь, Наследница быстро оглядела комнату. Никаких интересных человеческих вещиц, даже украшений. Надувшись, она подошла к окну и тут почувствовала стремительно приближающийся аромат авари. Более терпкий. Мужской.
– Омэн, – прошептала Наследница, скользнув вниз, – с каких это пор ты стал так увлекаться человеческими мальчишками? Наверное, с тех пор, как я уничтожила всех светлых эльфов в войне Северных Гор…
Весело рассмеявшись, мара скрылась в темноте, не заметив пристального взгляда из окна первого этажа.
***
Омэн вскинул голову в тот самый миг, когда почувствовал, что его мысленная связь с Алексис прервалась.
– Простите, но мне надо ненадолго отойти, – быстро произнес Омэн и отошел от своей компании, устремившись наверх.
– Куда ты, Ксавье?! – закричали ему вслед, но Омэн уже скрылся за магией невидимости и рванулся вперед, на ходу обнажая меч. Он был готов к бою еще с той секунды, как почувствовал озерный, неглубокий запах Наследницы. Она пахла, словно отцветающая кувшинка.
Сама мысль о том, что Наследница могла прикоснуться к его сестре, Алексис, вызывала гнев. А если она украла Эвана…
Сглотнув, Омэн продолжил путь. В одну секунду он взлетел по лестнице и ворвался в комнату. Ветер завыл с удвоенной силой; издевательски смотрела луна. Мальчика в комнате не было. Рванувшись к окну, Омэн едва не наступил на что-то.
– Алексис?
– Как всегда слишком торопишься, брат, – усмехнулась та. – Торопись дальше. У Наследницы Эван.
Она почти почувствовала, как брата обдало жаром пополам с гневом.
– Почему ты отключила связь? – отрывисто спросил он, готовясь спрыгнуть.
– Не хотела, чтоб ты знал… – начала было Алексис.
В ушах засвистел ветер. Омэн приземлился неудачно – что-то хрустнуло в ноге. Он отчетливо ощущал здесь страх. Трава кругом была примята.
Купер говорил, что портал не может открыться более чем раз за четыре часа. Значит, есть еще полчаса на то, чтобы остановить Наследницу.
Если они не убьют Эвана прямо сейчас.
Омэн, чертыхнувшись, побежал вперед, цепляясь за ветки. Он сбросил с себя все чары, чтобы не отнимать силы зря. Вокруг озера, как он и ожидал, было пусто, но вдруг в воде что-то чавкнуло. Омэн почувствовал сильный запах крови сверхъестественного существа. Решительно подойдя ближе, авари разглядел в воде голову.
– Баргест, – процедил он сквозь зубы. – Ты нарвалась на опасного противника, Наследница.
Она появилась из-за дерева неожиданно. В свете луны испещренная шрамами половина лица казалась всего лишь страшной маской.
Омэн не боялся – он победил Наследницу еще тогда, когда она и Наследницей-то не была, а всего лишь молодой принцессой из десяти дочерей императрицы мар. Поговаривали, что война Северных Гор против светлых эльфов была устроена ей самой для того, чтобы уничтожить сестер. Омэн убил их всех, одну за другой, прежде чем добрался до младшей – до той, что окружила себя армией пикси, баргестов и прочей живности.
И если по той схватке сложно было судить, кто вышел победителем, то в этой Омэн намеревался остаться один.

Наследнице казалось, что она враз разучилась дышать. Грудную клетку невыносимо сдавило от жара кожи мальчика, вырывающегося из ее рук. Гест, только взяв из ее рук кинжал, чтобы обтереть, свалился в воду, а ей, не успевшей даже убедиться, что слуга жив, пришлось убегать, едва-едва удерживая проклятого Эвана.
Она чувствовала время лучше, чем кто-либо другой из сверхъестественных существ. До открытия портала оставалось каких-то десять минут, и Наследница ощущала приближение своей матери. Но мальчишка рвался из рук с такой безумной решимостью, что Наследница не могла сдержаться. Размахнувшись, она отвесила Эвану пощечину. Тот попытался было вскрикнуть, но кляп помешал ему это сделать. Мара пожалела о том, что не захватила с собой веревок.
– Что-то приближается, – пробормотала Леа про себя. – Может, пока не поздно, и ему почку вырезать?
На секунду ей показалось, что с другой стороны дома поднялось солнце. Она почувствовала запах страха – люди бросились к окнам, тщетно пытаясь понять, откуда идет звук. И тут они все замерли. Их дыхание замерло. Наследница разочарованно облизала губы: она рассчитывала на куда более крупное шоу от этих его участников.
– Так вот какие «более сильные союзники», – полупрезрительно-полунасмешливо бросила Наследница, выходя из укрытия. Эван затих, ошеломленный светом. – Ты доволен, Омэн?
Воин стоял на коленях, закрывая лицо руками. Ему, привыкшему к темноте, безумно больно было переносить этот свет. Даже Наследница испытала желание зажмуриться.
– Юварки, – произнесла она наконец.
Их было двое – одна поменьше, явно совсем молодая, а вторая – матерая, лицо ее бороздили морщины, а крылья воздушными потоками склоняли деревья к земле. Наследница решительно выпрямилась, прижав стилет, спрятанный в потайном кармане в рукаве, к горлу Эвана. Она слышала, как неровно бьется сердце мальчишки. До открытия портала оставалось каких-то три минуты.
– Дальше – ни сантиметра! – крикнула Наследница. Юварки остановились, в недоумении глядя на такую маленькую мару, решившуюся на сопротивление.
– Умоляю вас, – прохрипел Омэн, – не заденьте Эвана.
– Не знала, что ты умеешь молить, – усмехнулась мара. – Как унизительно, как недостойно того, кто хочет стать советником правителя вашей расы!
Маленькая юварки опустилась на землю, сложив крылья-руки за спиной.
– Тебе лучше отдать Эвана, – улыбнулась она, – от того, что он будет существовать, для вашего народа ничего не изменится.
– Зато благодаря ему можно уничтожить всех авари, – небрежно объяснила Наследница. Она уже пережила самый большой страх и быстро приходила в себя.
Омэн медленно поднялся с колен, держа глаза закрытыми.
– Я могу остановить время и для тебя, – ободряюще улыбнулась ему младшая юварки.
– Я должен спасти Эвана, Оливет, – решительно ответил авари.
Юварки закрыла глаза и отвернулась, всем своим видом выражая сомнение.
И тут вода забурлила.
Наследница послала Омэну торжествующий взгляд, а затем еле слышно взвизгнула от удивления.
В ее цепких пальцах никого не было.
***
Прошло около получаса, прежде чем Ребекка смогла сломать заклинание остановки времени. Она едва не сломала при этом другое, защитное, благодаря которому дом еще стоял, хотя снаружи разыгрывалась жестчайшая битва, и воздала хвалу Богу, который наградил ее хоть какими-то магическими силами, а еще не дал юварки создать по-настоящему сильное заклинание – они ведь и не предполагали, что в доме может находиться маг, пусть даже такой слабый, как Ребекка.
Она выбежала и скользнула в толщу деревьев, стараясь не попасть под те, что прогибались под воздухом, разгоняемым крыльями старшей юварки. Она не знала, кто сражается против юварки, но знала, кто сейчас должен быть с Эваном. И корила себя за то, что сама не выучилась достаточно, чтобы защищать его. При одной мысли о том, что сейчас Омэн прижимает ее Эвана к земле, прикрывает ладонью его глаза, защищает собой, ее начинало трясти от злости, и она бежала быстрее. Эван должен быть где-то тут – не мог же этот авари увести его далеко.
– Эван! – отчаявшись, выкрикнула Ребекка, но за шумом битвы ее, конечно, никто не услышал. Грохот стоял ужасный – девочка удивилась даже, как это из могил сейчас не вылезли мертвые. Она хотела обернуться и посмотреть, может, Эвана захватили в плен, но вдруг поняла, что земли под ногами уже нет. Яркий свет пронизал корни деревьев, разрезал землю на части.
А через полсекунды Ребекка поняла, что падает. А затем – жуткую боль в запястьях. Она висела, уцепившись за земляной выступ. И платье оказалось безнадежно порвано.
Над озером ошеломляющей волной прокатилась тишина, и Ребекка кожей почувствовала, как один из огней юварки угас. Из глаз потоком хлынули слезы, она, всхлипывая, потянулась наверх, пытаясь дотянуться до верха, и едва не свалилась в пропасть. Она слышала плач второй юварки и с усталой безнадежностью поняла, что на какой-то срок Эвана они отвоевали. Ее Эвана.
Только бы появились силы закричать – она бы закричала, а он бы пришел и вызволил ее! Это ведь его магия – магия светлого эльфа, пахнущая светом и – немного – весенними листьями.
Земля сомкнулась над ее головой с лязганьем цепей.
***
Эван с трудом смог подняться, ошеломленный, ошарашенный шумной битвой. Он не ожидал от Наследницы таких сил.
– Как Вы догадались, что делать? – спросил Омэн. В отличие от мальчишки, авари был абсолютно спокоен – только глаза, блестящие от волнения, его выдавали.
– Алексис научила меня. – Голос сорвался. Эван быстро протер веки руками.
– Алексис, значит. – Омэн приобнял его, помогая идти вперед.
– Она не хотела, чтобы ты знал, – устало произнес Эван, – о том, что ее кровь была отравлена нарочно. Для Наследницы.
Омэн промолчал, лишь рука его дрогнула в ладони мальчика.
Оливет уже не было, лишь опаленная жаром земля. Наследница и ее мать, должно быть, уже давно в своей стране: залечивали раны.
– Вам нужно переодеться, – заметил Омэн. Эван кивнул, убирая за ухо длинную прядь волос. – А мне пора, нужно рассказать мистеру Куперу о случившемся.
– Подожди. – Эван хотел еще что-то добавить, но тут с крыльца спустилась его старая знакомая – Ребекка. На ней было синеватое платье и шляпка, приятно контрастирующая со светлыми волосами, именно такого оттенка, какой любил Эван, словно Ребекка специально часами выбирала.
– О Боги, что с тобой случилось?! – ужаснулась девочка, подбегая к нему. Эван погладил ее по голове и улыбнулся.
– Ничего, мы с Омэном просто немного поиграли.
Авари фыркнул и отвернулся. Эван, даже не оборачиваясь, почувствовал его обиду.
– Тогда вернемся на бал, Эван? – с надеждой спросила Ребекка.
– Конечно, – успокоил ее юноша, ощутив, как вздрогнул Омэн. – Пойдем.
Она, довольная, взбежала по ступенькам и обернулась.
– Жду тебя сегодня вечером, – тихо произнес Эван, обращаясь к Омэну, – у меня.
Омэн молча кивнул и исчез, а Эван вместе с Ребеккой вошел в зал, сразу окунувшись в бушующую реку людской радости. Маскарад продолжался.

Ночью никто не слышал и не видел, как девочка лет пятнадцати в синеватом платье и шляпке в тон вышла на балкон со своей спальни и негромко сказала в пустоту голосом, похожим на лязганье цепей:
– Я обязательно отомщу за госпожу.

@темы: выполненное, Christmas round

URL
Комментарии
2011-02-09 в 16:11 

Весьма впечатляюще!
Правда, есть какая-то отрывочность... будто это - вырванные страницы из романа-эпоса. Но с этим чувствуется, что рассказ - живой.
Благодарю за ссылку. Мне самому понадобиться :)

2011-02-09 в 16:13 

Возможно, стоило бы растянуть рассказ на подольше, но тогда бы я точно не уложилась в срок. :D
Спасибо за отзыв.))
А.

URL
2011-02-09 в 16:21 

Я бы вообще посоветовал растянуть на роман. Очень интересный мир получился, да...
Мне очень понравилась Наследница - чудный персонаж.
Но все, умолкаю. *поднимает руки*

2011-02-09 в 16:30 

За первый оридж вдвойне приятно слышать такие слова, в самом деле. Спасибо еще раз. Но автору вряд ли хватит глюков на написание, хотя... может, и попробуем, что. +)

URL
     

Original Fest

главная